viet2

Category:

Пушная пирамида — 2. Разбитые мечты (ВЗНОС)

             В данной краткой заметке на примере пушной пирамиды постараемся показать, как система ценностей ногайской аристократии середины XVI века сталкивалась с объективной реальностью. С этой целью было изучено содержание 125 грамот отправленных представителями ногайской аристократии царю Ивану Васильевичу и его сыну царевичу Ивану Ивановичу и 98 грамот Ивана Васильевича и его сына, отправленных этим же ногайским аристократам за период с 1551 по 1566 года.

            Как ранее было установлено, иерархия пушных зверей в представлениях ногайской аристократии имела следующий вид (от высшего к низшему):

            1) соболь,

            2) горностай,

            3) куница,

            4) лисица,

            5) белка.

            Такая пушная пирамида легко и естественно встраивалась в мировозрение ногайских аристократов, вероятно потому, что соответствовала социальному устройству тогдашнего ногайского общества, с его иерархическим разделением:

            1) бий,

            2) нуретдин,

            3) кековат,

            4) мирзы,

            5) прочие люди.

            За исследуемый период (1551 — 1566 гг.) в 10 грамотах Ивана Васильевича и Ивана Ивановича были указания на то, какие именно и в каком количестве были отправлены шубы ногайским аристократам, всего согласно этим грамотам было отправлено 14 шуб. Приведу несколько примеров. Так, в грамоте датированной маем 1551 года Иван Васильевич информирует мирзу Исмаила (на тот момент — старшего нуретдина) об отправленных тому поминках: «И для твоей дружбы послали есмя к тебе с твоим человеком Таузаром шубу хребты бельи да сукно ипское, да зуб рыбеи. Да по твоему прошенью послали есмя к тебе с твоим же человеком Тоузаром шубу горностаину белу да шапку горла лисьи буру.». Или вот Иван Васильевич менее значимому мирзе Исаку (Айса б. Ураз-Али) в грамоте датированной июнем 1551 года сообщает о посланных тому вещах: «А ныне к нам писал если с своим человеком Кезенкулуем, чтоб нам тебя своим жалованьем не оставити. И мы, твою дружбу памятуя, по твоему прошенью все к тебе послали с твоим человеком Кезенкулуем: шубу хребты бельи да сукно ипское. А толко вперед будет к нам твоя прямая служба по тому ж, как еси преже сего к нам писал, и всякие дела учнешь нам извещати прямо, и мы и свыше того добра прибавим. Так бы еси ведал.». Вот царевич Иван Иванович в грамоте датированной октябрём 1562 года сообщает бию Исмаилу: «Послал есми к тебе шубу бархат желт венедицкои на черевех на лисьих. А иноходец твои к нам не дохаживал.».

            Кроме того, в пяти грамотах самих ногайских аристократов содержатся списки поминков, полученных из Москвы,  во всех пяти даётся точное число полученных шуб, согласно ним получено было 36 шуб.  Опять же, приведу пару примеров. Так, в грамоте, поданной царю Ивану Васильевичу 5 октября 1562 года послом бия Исмаила Иштереком Баитерековым сообщается: «А которои твои боярин пришел к нам с Темирем вместе, привез к нам от тебя поминки: две шубы собольи, одна с поволокою, а другая без поволоки, две шубы куньи, обе без поволок, две шубы горностаины, одна с поволокою, а другая без поволоки, две шубы лисьи, одна с поволокою, а другая без поволоки, две шубы бельи без поволок да постав сукна да полпостава сукна.». Другой пример, княгиня Малхуруб, жена бия Дин-Ахмеда сообщает о доставленных ей в 1563 году послом Иваном Безсоновым поминках: «Чтобы веселому сердцу вашему ведомо было жалованье ваше, что есте прислали к нам шуба соболья, две шубы горностаины, две шубы хрептовы бельи, три шубы облячны, шапка черна, постав сукна, то нам дал,  а опроче того иного нет, ведомо бы было.».

         Таким образом, у нас имеется 15 документов, подтверждающих отправку из Москвы ногайским аристократам 50 шуб. По мехам эти шубы распределяются так:

            1) соболь — 7 штук,

            2) горностай — 9 штук,

            3) куница — 5 штук,

            4) лисица (мною сюда включены и 2 горлатные шубы) — 6 штук,

            5) белка (мною сюда включены и 3 шубы облячны) — 17 штук,

            6) без указания вида меха — 6  штук (3 «зимовные», 1 «челевья», 1 «отлас жолт», 1 «с камкою»), для удобства обозначим их как шубы-инкогнито.

            В тот период одним из важнейших показателей качества и ценности шубы наряду с мехом была ткань, которой покрывалась шуба. Дабы не перегружать текст, приведу анализ исследуемых поминковых шуб только по одной, самой дорогой группе тканей — золотным тканям. Ногайские бии и мирзы регулярно просили русского царя прислать им шубы, покрытые золотной тканью.  За исследуемый период такие просьбы обнаружены в 14 грамотах. В 13 грамотах содержатся просьбы прислать шубы «бархат с золотом», в одной грамоте просится просто «шуба с золотом», вероятно писец допустил невнимательность при написании словосочетания  «шуба бархат с золотом». В 11-ти  случаях просится по одной такой шубе, в 2-х случаях сразу по две шубы, в одной грамоте просятся такие шубы во множественном числе, но без указания их количества (в этом случае для расчётов я исходил из того,  что просится не менее 2 шуб). Итак, в 14 грамотах содержатся просьбы прислать не менее 17 золотных шуб. Отзывалось ли положительно московское правительство на такие просьбы? Да, отзывалось. У нас есть сведения, что на 14 просьб прислать не менее 17 золотных шуб из Москвы была прислана 1 шуба бархат с золотом, получил её бий Исмаил, он был крайне воодушевлён поминками, в составе которых был этот подарок.

            Произведём расчёты и посмотрим — как соотносились желания ногайских аристократов и реальность. Разделим количество испрашиваемых золотных шуб на количество просьб и выведем соответствующий коэффициент: 17/14 =1,2142. То есть на одну просьбу приходится 1,2142  испрашиваемых золотных шуб, назовём для удобства этот коэффициент как «роскошные одежды, стимулирующие творческое воодушевление восточных политиков», сокращённо — РОСТВВП. Теперь разделим известное нам количество золотных шуб, достоверно  поступивших ногайским аристократам, на количество просьб об их присылке: 1/14 = 0,0714. То есть на одну просьбу приходится  0,0714 присланных золотных шуб, для удобства назовём этот показатель как «коэффициент успешного дарения роскошных изделий ногаям», сокращённо — КУДРИН.

            Теперь посмотрим, как эти показатели соотносятся между собой:

            РОСТВВП : КУДРИН = 1,2142 : 0,0714.

            Невооружённым взглядом видно, что эти показатели крайне далеки друг от друга, можно даже сказать, что КУДРИН обратно пропорционален показателю РОСТВВП.

            Шубы, присылаемые ногаям в качестве поминков, делятся на две неравноценные части.  Одна часть шуб имела, прежде всего, утилитарное назначение — сохранение тепла организмом человека, это беличьи шубы. Другая часть шуб, помимо собственно сохранения тепла,  имела важную репрезентативную функцию — такие шубы демонстрировали окружающим богатство, знатность, высокое положение их обладателей. К таким относятся шубы,  изготовленные из меха соболя, горностая, куницы,  лисицы. Определим соотношение этих частей между собой. Разделим достоверно известное число отправленных из Москвы ногаям беличьих шуб на количество документов, содержащих точные сведения о количестве отправленных шуб: 17/ 15 = 1,333. Для  удобства назовём полученный коэффициент как «эффективный начальный анализ беличьих изделий, утепляющих людей», сокращённо —  ЭНАБИУЛ. Теперь разделим достоверно известное число отправленных из Москвы ногаям шуб из дорогих мехов (соболя, горностая, куницы, лисицы) на количество документов, содержащих точные сведения о количестве отправленных шуб: 27/15 = 1,8.  Для удобства назовём этот показатель как «московские избранные шубы, упоминаемые среди товаров, используемых ногаями», сокращённо  —   МИШУСТИН. Итак, сравним полученные показатели:

            МИШУСТИН : ЭНАБИУЛ = 1,8 : 1,333. 

            Сравнение показывает —  насколько сильно МИШУСТИН превосходит ЭНАБИУЛ. Такова реальная картина по достоверным источникам.


                        Список источников

1. Посольские книги по связям России с Ногайской Ордой. 1551 -1561 гг. Публикация текста /Сост. Д.А. Мустафина, В.В. Трепавлов. —  Казань: Татар. кн. изд-во, 2006.

2. Посольские книги по связям России с Ногайской Ордой. 1561-1566 гг. Публикация текста /[сост. Д.А. Мустафина, авт. предисл. В.В. Трепавлов]. — Казань: Татар. кн. изд-во, 2018.

       

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.